Лесные звери

В совсем иных условиях протекает жизнь обитателей леса. Здесь нет того простора, который способствовал бы возникновению приспособлений к быстрому бегу, нет особой необходимости и в усиленной роющей деятельности. Древесно-кустарниковая растительность сама по себе служит хорошей защитой от непогоды и врагов, в лесу много различных естественных убежищ, велики и разнообразны запасы растительных и животных кормов. Для лесных млекопитающих характерны совершенно другие приспособительные типы, чем в открытых ландшафтах, и прежде всего лазающие животные — белки, сони, лесная куница и др. Они обладают подвижными конечностями, вооруженными кривыми цепкими когтями. У некоторых, например у белок и сонь, на ступнях развиваются особые подушечки, а на концах пальцев — расширения, которые служат для прочного обхватывания древесных ветвей.

Ряд лазающих зверьков имеет длинный пушистый хвост, выполняющий при прыжках функции руля. Важным приспособлением является также сильное развитие вибрисс, располагающихся не только на морде, но иногда (например, у белок) также на лапах, груди и брюхе; вибриссы помогают быстро ориентироваться при прыжках в ветвях деревьев.

Одни из упомянутых животных умеют только более или менее проворно влезать на стволы, другие используют при движении даже тонкие ветки и перебираются по ним из кроны в крону, третьи совершают при этом большие прыжки сверху вниз или по прямой. Есть формы вроде летяги с кожной складкой по бокам тела, способные к планирующему полету. Наконец, в лесной зоне часто встречаются летучие мыши: лес для них служит особенно благоприятной жизненной обстановкой.

Лесные млекопитающие не только спасаются на деревьях от опасности и добывают там пищу, но и устраивают убежища для себя и потомства. Многие животные (белка, летяга, куницы, летучие мыши и др.) используют естественные или выдолбленные дятлами дупла; даже черный медведь для зимнего сна забирается в дупла гигантских деревьев дальневосточных лесов. Некоторые звери, например белки и сони, сами строят на деревьях шарообразные гнезда или приспосабливают птичьи. Довольно обширная группа лазающих по деревьям млекопитающих и многочисленные лесные птицы вызвали появление хищников, способных охотиться непосредственно на деревьях. В нашей фауне к ним принадлежат лишь лесная куница, харза, отчасти некоторые лесные кошки, в тропических же лесах число видов таких хищников значительно больше.

Среди лесных зверей очень мало хороших землероев: из хищников к ним можно отнести едва ли не одного барсука, из прочих — подземных полевок, крота и могеру, а встречающийся на лесных прогалинах и опушках слепыш не принадлежит к коренным обитателям леса. Малочисленность землероев в лесу объясняется обилием убежищ в корнях деревьев, низко расположенных дуплах, гнилых стволах, под буреломом и т. д. Впрочем, желтогорлые мыши, часто селящиеся в дуплах, нередко роют также глубокие норы под деревьями и пнями.

В лесу живут некоторые копытные: благородный, пятнистый и северный олени, лось, косуля, зубр, кабан. Если их сравнить с копытными, свойственными открытым ландшафтам, то уже по одному внешнему виду можно заключить, что это звери совсем иного биологического типа. Лесные копытные значительно более грузные, не столь быстроноги и легки, как пустынно-степные. В их способах защиты от врагов стремительное бегство не играет первенствующей роли; они прежде всего прибегают к затаиванию, маскировке, а уже затем, в случае непосредственной опасности, убегают прочь. У лесных копытных значительно слабее развита стадность. Обычно они держатся поодиночке, парами или небольшими табунками и лишь зимой иногда собираются более крупными стадами в связи с ограниченностью удобных для зимовки мест и трудностями передвижения по глубокому рыхлому снегу. Даже северные олени, которые в тундре образуют громадные стада, в тайге ведут себя иначе и пасутся сравнительно небольшими группами, не превышающими десятков голов.

В питании лесных зверей очень важную роль играют вегетативные части не травянистых растений, а деревьев и кустарников и особенно их плоды, семена, представляющие высококалорийную пищу, равной которой нет ни в одном другом ландшафте, если не считать зерновые культуры.