ПОКАЗАТЕЛИ ПРОДУКТИВНОСТИ ЛЕСА

3.1. Валовый запас леса

В России покрыто лесной растительностью земель 645894 тыс.га, из них хвойные леса — 508684 тыс.га, класс бонитета V — 184741 тыс.га (хвойных лесов — 166218 тыс.га), Vа и ниже — 114820 тыс.га (хвойных 105292 тыс.га).

Общая площадь земель лесного фонда РФ (I, II, III групп) составляет 1110567,8 тыс.га, из них лесов I группы — 234554,7 тыс.га, II группы — 960,7 тыс.га, III группы — 18607,6 тыс.га. В республике Башкортостан лесов I, II и III групп — 5675,3 тыс.га, из них I группы — 1689,3 тыс.га, II группы — 1359,5 тыс.га, III группы — 2626,5 тыс.га.

России принадлежит первое место по лесистости территории (771млн.га), т.е. 42 % всей территории страны. В лесах России содержится свыше половины ценнейших запасов хвойных пород, они составляют 30 млрд.м3 (в 3 раза больше, чем в США и Канаде). В лесах Росси произрастает около 1500 видов деревьев и кустарников. При заготовке древесины используется в основном перестойная порода (свыше 100 лет) и спелые породы (80-100 лет). Размещение лесных ресурсов на территории России неравномерно. Эксплуатационные леса в основном сосредоточены на территории Сибири, Дальнего востока, Урале и Северном экономическом районе. Основные лесозаготовки идут в Европейской части, где сосредоточена переработка древесины и основной её потребитель.

3.2. Текущий прирост леса

Общий средний прирост основных лесообразующих пород в России, по данным на 1999 год составляет 970,41 млн. м3, а в Республике Башкортостан — 14,38 млн.м3, в то время как запас древесины в РФ составляет 81863,69 млн.м3 (из хвойных 34575,93 млн.м3), а в РБ запас древесины составляет 770 млн.м3.

Важным показателем производительности лесных сообществ является интенсивность продуцирования органического вещества. В приспевающем сосняке и спелом ельнике чернично-зеленомошном, произрастающем в условиях северной подзоны тайги, общий годичный прирост древесной растительности почти одинаков и достигает 3,75 т/га. Древесный ярус 70-летнего сосново-елового насаждения формирует за год 7,49 т/га органической массы (см. табл. ниже). Анализ структуры прироста фитомассы показывает, что в формировании органического вещества в сосновом и сосново-еловом насаждениях более заметна роль стволов. Стволы создают соответственно 37,6 и 45 % прироста, ассимиляционные органы — 29,1 и 23,6 %. В общем приросте органической массы на ветви приходится 11,5 и 15,7 %, на корни — 21,8 и 15,7 %. В еловом насаждении в структурном составе прироста относительно преобладают хвоя (листья) — 36,5 %, стволы составляют 34,8 %, ветви — 8 %, корни — 20,7 %.

По данным Н.И. Казимирова (1977) в 60-летнем сосняке черничном влажном в условиях средней тайги Карельской АССР прирост фитомассы составил 7,33 т/га, в сосняке черничном свежем — 8,02 т/га. В 45-летнем сосняке того же типа прирост органической массы древостоя равен 8,84 т/га. В условиях Мурманской области в насаждениях этого же возраста прирост достигал лишь 2,92 т/га. В еловых насаждениях зеленомошной группы типов леса более южных районов лесной зоны ежегодно формируется большее количество органического вещества. Согласно В.А. Алексееву (1973), прирост фитомассы в ельнике чернично-кисличном составил 6,45 т/га.

В 1999 году Россия экспортировала около 29 млн. м3 необработанной древесины. Всего (вместе с прочей лесной продукцией в пересчете на круглый лес) Россия экспортирует более половины древесины, заготовленной как легально, так и с нарушениями законодательства. Большие доходы, приносимые лесным экспортом, стимулируют рубки леса, в т.ч. незаконные.

Большинство покупателей Российской древесины не интересуется либо предпочитает не задумываться над законностью происхождения древесины, полагая, что все это имеет значение лишь внутри России, а за ее пределами древесина, пусть даже ворованная, уже юридически чиста. Поэтому проблему незаконных рубок леса вряд ли удастся решить, пока покупатели и потребители лесной продукции не поставят незаконно добытой древесине заслон на пути на рынок.

Работы по контролю самовольных рубок — это часть необходимых действий по усилению контроля за лесозаготовителями и экспортирующими фирмами. В целом, по нашему мнению, для борьбы с самовольными рубками необходимо проведение мероприятий по следующим направлениям:

* изменение системы организации лесной охраны с отказом от обходов, закрепленных за конкретными лесниками, и переходом к использованию немногочисленных, но мобильных и хорошо оснащенных инспекторских групп, действующих исключительно вдали от мест постоянной жизни инспекторов. Подобные меры в первую очередь нужны в районах с интенсивными лесозаготовками и большим количеством незаконных рубок;

* запрет органам управления лесным хозяйством на ведение любой хозяйственной деятельности, какими бы благими пожеланиями это не объяснялось;

* введение дополнительного (избыточного) контроля документов на перевозимую древесину на дорогах, ведущих к местам сбыта;

* внесение соответствующих изменений в УК в части усиления ответственности за лесонарушения, а также перевозку и легализацию незаконно добытой древесины;

* полный пересмотр порядка приемки лесосек и оценки объема фактически заготовленной древесины. В настоящее время эта деятельность осуществляется на основе ведомственной инструкции Госкомлеса СССР 1983 года, ориентированной на социалистическое хозяйство и не учитывающей возможную заинтересованность заготовителей в перерубах. Необходимо также использование новых технологий и дистанционных методов оценки объемов заготовки и состояния лесосек;

* полный пересмотр порядка осуществления текущего контроля за рубками, осуществляемыми лесозаготовителями;

* расширение полномочий других ведомств по контролю за лесопользованием и деятельностью органов управления лесным хозяйством. Это стало особенно актуальным после объединения под крышей одного министерства органов охраны природы и органов управления лесным хозяйством;

* обеспечение открытости и бесплатности ключевой информации по лесопользованию в целях обеспечения возможности общественного контроля. Действующий в настоящее время порядок доступа граждан к информации о лесопользовании предполагает либо настолько высокие цены, что они просто не по карману населению, либо просто не прописывает порядок доступа к таким ключевым материалам как лесорубочные билеты, материалы отводов и т.п.;

* введение таможенных кодов для следующих групп экспортируемых пород: прочая еловая древесина; прочая пихтовая древесина; кедр сибирский и корейский; орех; ольха; липа. Данные изменения позволят вести более точный учет экспортируемой древесины и корректно сопоставлять данные об объемах заготовки с данными об экспорте.

Значительная часть указанных выше мер может быть эффективно применена для борьбы с большинством нарушений в сфере заготовки древесины.